13.01.2020

Декабрьские тезисы Руслана Кухарука

Глава города дал предновогоднее интервью главному редактору «Тюменского курьера» Рафаэлю Гольдбергу

– 2019 год – первый в вашей жизни, когда вы целый год отвечаете за целый город. Потому что в прошлом году еще, скажем так, завершали начатое предшественником.

– Да.

– Я недавно услышал замечательную фразу: «2019 год – это лучшее время для жизни». Это сказал известный футуролог и публицист Ричард Уотсон. Вы можете согласиться с этим?

– А когда он это сказал?

– Вчера.

– Я специально уточнил. А вдруг он сказал это давным-давно. Предвидел, что 2019 год будет самым лучшим? Мы же всегда надеемся, что «лучшее, конечно, впереди». Каждый человек, –неважно, какую должность он занимает, в какой сфере трудится, – всегда строит планы. Планы расширить семью или только круг общения. Планы личностного роста или реализации проектов, которые останутся на Земле и после того, как наша жизнь закончится. Поэтому сказать, что такой-то год был самым лучшим, можно, либо подводя итог всей жизни, либо признав, что ты как человек и должностное лицо достиг потолка… Поэтому отвечаю на ваш вопрос: нет, я так не думаю. Надо дать оценку году. Посмотреть, сколько было задумано, а сколько реализовано? Что нового мы узнали, как мы выросли? И надеяться, что последующие годы будут еще лучше, потому что мы ставим себе высокие цели. Планы муниципальной власти намного глобальнее, чем всего один год.

С людьми надо разговаривать

– Но поскольку год еще только заканчивается, итоги его еще не подведены, что нам мешает разбить его на этапы и проанализировать: что получилось, что не получилось. Довольны ли вы собой?

– Я себе ставил задачу – конечно, это может прозвучать по-простому – задачу продолжить линию, выбранную несколько лет назад. И в реализации муниципальных программ, и в выстраивании диалога с гражданами города. Я бы хотел осуществить все, что было определено муниципальными программами в рамках национальных проектов. Это не только строительство новых объектов и благоустройство новых территорий, но и достижение важных показателей: это и продолжительность жизни, демография, вовлеченность горожан в спорт. Что касается диалога с гражданами, то я ставил себе задачей перейти на новый уровень коммуникации.

– Что это значит?

– Один из моих приоритетов – диалог с горожанами, удобный для горожан и полезный власти.

– А для вас-то он удобен?

– Мне очень удобен. У нас есть несколько каналов связи: электронный и живое общение, создание фокус-групп и проведение опросов. И мое непосредственное участие во многих проектах… Вот есть примета: как год встретишь, так его и проведешь. Мы начали 2019 год с того, что активно включились в процесс, который охватил всю страну с принятием закона об обращении с твердыми коммунальными отходами. Это был первый рабочий день… Нет, это было гораздо раньше!

– Это когда мы все чуть не разодрались?

– Да. Мы сразу поняли, что нужен прямой диалог. Недостаток информации как раз и вызвал массу вопросов, различные, зачастую полярные, точки зрения, негодование. Вместе с нашей общественной палатой в первые рабочие дни года мы организовали встречу в департаменте недропользования и экологии Тюменской области. Пригласили всех, у кого были вопросы по внедрению программы. Выступления были очень жаркими, пришли жители частного сектора и многоэтажных домов, представители управляющих компаний, экологических объединений, просто горожане, которые не понимали, как дальше жить, примерив на себя новые условия игры. Там работали и наши областные коллеги. У меня это было первое общение по такой животрепещущей теме. Губернатор потом проводил опрос, в нормативные акты региона внесены изменения, и эти изменения основывались на выводах, которые были сделаны в процессе живого общения.

Как год начали, так его и продолжили. Были интересные встречи по соучастному проектированию событийного парка Алебашево – проект, который мы запустили вместе с представителями бизнеса и общественности, с населением и властью. Мы сделали совместную заявку от всех тюменцев на участие в конкурсе «Сто городских лидеров», который проводило Агентство стратегических инициатив. И алебашевский проект победил. Теперь мы реализуем его все вместе. Когда на «Точке кипения» мы собрались обсудить будущее Гилевской рощи, пришло очень много горожан. В рабочее время люди смогли прийти, чтобы поделиться своими знаниями, опытом. Все предложения собрали, и они лягут в основу концепции по расширению Гилевской рощи.

– И вам не приходилось отступать под вопросами, которые вам задавали?

– Знаете, эти встречи нужны не для того, чтобы сообщать о том, что мы сделали. Нет, это было бы обычное информирование об уже принятых решениях. А большинство встреч состоялось как раз на том этапе, когда мы говорим: у нас есть идея, давайте ее обсудим. И получается, что и отступать-то было некуда, ведь мы еще только решали, как нам правильно стартануть. Или вот свежий пример. На днях в «Конторе пароходства» на набережной состоялся семинар по вопросам инициативного бюджетирования. Или партисипаторного, если еще пострашнее назвать. Приехали представители Всемирного банка, которые такие семинары по заказу министерства финансов проводят по всей стране. Так вот что такое инициативное бюджетирование? Это возможность для горожан быть инициаторами проектов, их участниками и контролерами. И в конечном итоге пользователями проектов, которые сами и придумали.

– Предложения уже есть?

– Предложения есть всегда. Но мы раньше говорили: спасибо за предложение, мы постараемся его учесть в бюджете следующего года. Или: оно не укладывается в муниципальную программу. Или: денег нет, ладно, мы потом подумаем. А сейчас мы изначально закладываем в бюджет средства на то, что в течение года предложат инициативные граждане.

– Что-то предложили уже или нет еще?

– Пока официально нет: инициативное бюджетирование начнется со следующего года, когда бюджет вступит в силу.

– Ряд крупных проектов, они почти по годам идут: Гилевская роща, Затюменский парк, Алебашево… Надо ли отнести сюда планетарий… Eсть ли еще идеи будущих созиданий…

– Идеи есть. Их много! Некоторые мы уже, полностью или частично, заложили в бюджет 2020 года. Они прошли общественное обсуждение. Например, проект Заречного парка. Эта территория не отвечает самым современным представлениям о парках. На следующий год мы наметили реализовать первый этап – строительство дамбы с причалом. Второй этап – собственно, благоустройство парка – запланирован на 2021 год.

– Тюменским властям не удалось (за четыре века!) использовать главное богатство, которое получил город от природы, – реку.

– Да, природно-климатические условия, которые нам достались, конечно, надо максимально использовать. Сейчас и мировой, и наш российский тренд – максимально задействовать прибрежные территории, создавать там точки притяжения. Стремление к воде заложено в самой природе человека.

Предприниматели хотят быть услышанными

– Что же предусмотрел городской бюджет на национальный проект поддержки малого и среднего предпринимательства… Я посмотрел – скромные цифры: четырнадцать договоров, десять договоров… Ну и суммы – пять миллионов, пять с хвостиком… С другой стороны, едешь по городу и видишь: один магазин закрылся другой…

– Мы работаем вместе с региональной командой, предлагаем единый пакет мер, так что суммы только по муниципальной программе не дают полной картины. Когда в 2018 году мы провели анализ по тем предприятиям или предпринимателям, кто воспользовался какой-то из мер поддержки, на какую сумму они получили поддержку и каков был потом размер поступлений в бюджет от этих компаний. Экономисты могут разложить по полочкам, но даже поверхностный взгляд на цифры дает возможность судить, что суммы, потраченные на поддержку предпринимательства, кратно возвращаются в бюджет. Кроме того, это и рабочие места, это семьи, которые могут теперь строить планы на будущее. Одним из мероприятий поддержки предпринимателей стал семнадцатый конкурс «Тюменская марка». Учитывая пожелания предпринимательского сообщества, мы изменили условия конкурса и призовой фонд. Прежде победители могли заказать рекламу, снять видеоролик и получить определенное количество прокатов на местном телевидении. А сейчас участники сказали: мы хотели бы обучить сотрудников, хотели бы сертифицировать рабочие места, это денег стоит, оплатить участие в выставке… Мы поняли, что спектр пожеланий широкий! И назначили денежный приз, оговорив, на что может быть потрачен призовой фонд. Сколько было слов благодарности! Не только за субсидии, но и за ту информационную подсветку, за возможность услышать компетентных спикеров, ведь у конкурса была и образовательная составляющая! Поэтому я и говорю, что поддержка предпринимательства намного шире, она не только в деньгах. Я понял, насколько нашим предпринимателям важно, чтобы мы были рядом, слышали их.

– Я понял, что есть три вида поддержки: информационная финансовая и имущественная. А как с законодательной? Ущипнуть малый бизнес много силы не надо!

– В ходе встреч с предпринимателями после «Тюменской марки» звучали предложения относительно корректировки нормативной базы – местной либо региональной. На эти встречи я приглашал коллег из областного департамента поддержки предпринимательства, чтобы они могли подкорректировать работу и оказать именно ту помощь, которой ждут предприниматели.

Нет разницы между автомобилистами и пешеходами

– В чем Тюмень точно среди лучших – это наши автомобильные дороги. Хочу задать вопрос, который уже задавал многим: в Тюмени кто главный – автомобиль или пешеход?

– Ну если считать, что автомобильная дорога только для автомобилей, то достаточно сравнить, сколько километров автомобильных дорог построено, а сколько тротуаров и велосипедных дорожек, чтобы понять, в чью сторону склоняются весы. Но я бы рискнул утверждать, что от улучшения качества дорог выигрывают не только автомобилисты. От строительства транспортных развязок выигрывают не только водители, но и пассажиры. Современная транспортная инфраструктура помогает быстро добираться на работу и с работы, с учебы и так далее. Тем самым ускоряется жизнь. Ты можешь больше времени посвятить чему-то другому, поэтому я и утверждаю, что строительство дорог отвечает интересам всего населения. Мы заключали контракт по анализу дорожной сети города – что нужно сделать, чтобы предотвратить усугубление дорожной ситуации? Ученые пришли к выводу, что необходимо сократить количество поездок на личном транспорте в пользу автобусов либо велосипедов, а также развивать пешеходную доступность. Мы выбрали это как приоритет.

– Мой вопрос или-или не только об этом. Вы едете на машине, видите: люди все равно идут там, где они привыкли В том числе и через дорогу. А там убрали зебру: не соответствует нормативу, сколько метров должно быть от одного перехода до другого. А наши сограждане продолжают переходить. Например, на улице Ленина напротив Центрального рынка. У «Темпа» – ходили, ходят и, боюсь, будут ходить. Хоть убей, хоть штрафуй тысячу раз, хоть вы будете по голому месту их ремнем лично пороть. Может, все-таки сдаться, уступить пешеходу?

– Мы в пользу пешехода двигались и будем двигаться. У нас уже договор заключен на создание в будущем году пешеходной зоны на улице Дзержинского.

– Скоро 60 лет я слышу это!

– Ну, мы уже вплотную подобрались к разработке проекта и его запуску. И улица Ленина после реконструкции должна стать интересным пешеходным маршрутом, а не просто проезжей улицей. Что касается пешеходных переходов, я согласен: надо учитывать «проторенные тропинки». Вспоминаю свои студенческие годы, как мы, выходя на остановке у сельхозинститута, пересекали дорогу, потом шли по улице Красина и потом снова по переходу к зданию с корабликом, к финансовому институту ТГУ. Проект реконструкции улицы Ленина предполагал этот второй переход перенести дальше, потому что по нормативам так надо. А почему? Студенты, которые спешат на занятия, не будут делать крюк.

Мы сами создаем очаг аварийности. Можно прикрываться нормативами, пока не произойдет что- то непоправимое. Поэтому нужно создавать условия для безопасного перехода.

– Может, через двадцать лет появятся летающие автомобили, и вся улично-дорожная сеть окажется в распоряжении пешеходов!

– Eсть исследования: сколько городской территории занято улично-дорожной сетью. Люди смотрят на эти цифры и говорят: мы живем в этом городе, а территорию отдали железному коню! В некоторых городах мира центральные магистрали закрыты для автомобилей. Только велосипеды, пешеходы и общественный транспорт! Говорят, сначала люди не понимали, что делает власть. Но быстро освоились и ощутили, что власть разгрузила центр. Конечно, мы к этому тоже придем.

Дети имеют право выбора

– Полагаю, если бы вам пришлось выбирать, то вы предпочли бы руководить городом, в котором живут люди, ценящие искусство. Обратимся к национальному проекту «Культура». В справке городского департамента культуры большие суммы, которые тратятся на покупку музыкальных инструментов и другого оборудования Для учреждений культуры. Но нет поддержки семей, которые хотели бы учить своих детей «и танцам, и пенью, и нежностям, и вздохам». А ведь, как сказал Синъити Судзуки, японский скрипач и педагог, «ребенок, обученный играть на скрипке, никогда не обидит другого человека» …

– Вообще-то национальный проект шире, чем справка, в которую вы заглядываете. У проекта есть не только муниципальный, но и региональный, и федеральный уровни. Там предусмотрены мероприятия, направленные на популяризацию детских занятий искусством, на увеличение количества занимающихся. Но я бы пошел навстречу вашему вопросу: насколько проект поможет конкретному ребенку стать образованнее в плане культуры? В бюджете этого года есть новшество: программа получения сертификатов на услуги дополнительного образования. По этой программе каждому маленькому тюменцу дается возможность получить образовательные услуги на определенную сумму. По выбору. Но это первый этап, пилотный запуск. Условия хотят расширить, чтобы сертификатом можно было оплатить всю программу обучения по какому-либо из направлений дополнительного образования.

Чиновники не выше деревьев

– Руслан Николаевич, давайте поговорим еще об одной, больной для нас, теме. Была у газеты любимая ель на улице Профсоюзной. Там домишки снесли, а ель осталась. А в этом году тянули теплотрассу к будущему жилому комплексу, и елка оказалась на пути. Eе снесли, все законно, никто не виноват… А недавно спилили деревья на площади у вас под окнами. Нам сказали, что их лечат, а вдруг спилили.

– Специалисты говорят: деревья были больные…

– Мы любим говорить: Тюмень – зеленый город, хотя раньше он был гораздо зеленее. Нас успокаивают планами компенсационного озеленения, но ведь новые деревья еще когда вырастут! Говорят, что снос законный и что порубочный билет (ужасные слова!) оформлен, а нам все равно больно, ведь дерева уже нет и не будет. Дерево воспринимается нами как живое существо – наверное, это чувство есть не только у меня…

– Не только у вас. Я тоже отношусь к дереву как к живому организму. Мы не выше, не главнее деревьев. Говорят, что деревья умеют чувствовать. И поэтому любое решение, направленное на уничтожение живого организма, должно нам даваться с трудом. Вынужденный снос не всегда бывает таким уж вынужденным. Может быть, это решение принимают люди, у которых нет почтения к деревьям. Или же они все решили, не выходя из кабинета… Я всегда ориентирую коллег, дорожников: если речь идет о сносе деревьев, смотрите на местности! Так в 2018 году на улице Мельникайте, где студгородок, нам удалось сохранить много деревьев, первоначально намеченных к рубке. Потому что обошли каждое дерево: нельзя ли его оставить? Точно так же пришлось уже в этом году заставить пересчитать деревья на пересечении улиц Мельникайте и Дружбы. Там планировали – для расширения дороги – вырубить пять тысяч деревьев и кустарников. Выяснилось, считали по среднему: сколько деревьев обычно приходится на квадратный метр леса. А в общественное сознание эти цифры уже впечатались. Я для себя выбор сделал. Я на стороне тех, кто борется за живое. Кроме того, я требую в рамках компенсационного озеленения по возможности высаживать деревья в том же месте, где произведен снос. А девятнадцатый год в Тюмени был рекордным. Посадили восемь с половиной тысяч крупномерных деревьев по программе компенсационного озеленения. А в прошлом год – три с половиной тысячи. Мы видим интерес горожан и к проекту «Классное дерево», когда школьники и учителя могут посадить дерево и видеть, как оно растет. Может быть, и им придется когда-то принимать решение о вырубке, и они смогут принять правильное решение…

Барокко – сохраним

– Eще один вопрос, связанный с проблемой переселения из ветхого и аварийного жилья. Сейчас дискутируется ситуация, сложившаяся в татарстанском городе Чистополе. Там расселяются обветшавшие дома, которые имеют историческую ценность. Дома растаскивают, они гибнут. Какова судьба аналогичных объектов в Тюмени? Не погибнет ли «освобожденный от ветхого жилья» исторический центр, который должен привлекать туристов? Ведь именно картинку старого города люди из «большого дома» пытаются продать иностранным туристам…

– Eсли это объект культурного наследия, если это памятник, то с ним ничего не произойдет, он находится под охраной государства. Такова политика, мы ее начали проводить еще несколько лет назад. Все жилые дома-памятники, которые требовали расселения по программе аварийного жилья, расселили, перевели из жилого фонда в нежилой и будем использовать на областные и муниципальные нужды или отдадим либо в аренду, либо в собственность.

– Прошу прощения, но я скептически отношусь к фразе «охраняется государством». Когда-то я занимался восстановлением памятника, от которого оставалось три стены. На одной висел именно этот текст.

– Мне кажется, что подход государства стал намного строже.

– А подход муниципальной власти?

– Это наше наследие, наш потенциал в привлечении туристов, одна из уникальных особенностей Тюмени. Я свидетель – многие иностранные делегации просят включить в программу знакомство с сибирским барокко. И говорят: вам просто несказанно повезло, что это богатство дошло до наших дней. И это говорят профессионалы своего дела. Кстати, и о круглой бане говорили то же самое: повезло, что она сохранилась.

– Удается внедрить эту мысль в головы чиновников муниципалитета?

– Тут, наверное, помогает мое юридическое образование. Существует уголовная ответственность за нанесение ущерба памятнику, который под охраной. Второй момент — сегодня и горожане совершенно иначе относятся к памятникам. Вспомните пожар в мастерской Вадима Макаровича Шитова: тюменцев объединила эта боль. И мы быстро отозвались, а губернатор дал указание выделить деньги на разработку проекта восстановления мастерской. Конечно, дом будет восстановлен. Как все обрадовались, когда было принято решение о реставрации круглой бани. Мне кажется, отношение горожан к памятникам – это даже более сильный защитный фактор, чем уголовная ответственность.

– Старинные дома в нашем городе до сих пор носят имена своих прежних хозяев: дом Буркова, дом Колмакова, дом Шайчика, дом Жернакова… Но как узнать, кто купил тот или иной памятник? Это больший секрет, чем когда-то атомная бомба.

– Проблемы нет.

– А мне думается, что все должно быть наоборот. Купил – и весь город знает: вот кому доверено сохранять и лелеять красу Тюмени. Слава человеку, который купил то, что осталось от бывшей типографии, а прежде городских торговых рядов, творения архитектора Чакина! Купил – молодец и теперь восстанавливает. Все останется городу. А почему бы главе города не пригласить тех, кому принадлежат жемчужины тюменского зодчества? Выказать им свое уважение? Узнать, какие у них есть проблемы, какие планы?

– Это очень хорошая идея. Мы, конечно, видим проблемы. Законом определены довольно жесткие сроки на разработку документации, на экспертизу. Не все успевают в эти сроки. И мы видим завешенные тряпочкой фасады, которые продолжают разрушаться. Иногда это невозможность реализовать объект по финансовым или административным причинам… Наверное, у собственников зданий есть причины избегать публичности. Но наградить общественным признанием тех, кто проект завершил, – замечательная идея.

Скромность украшает

– Существует ли нацпроект, который еще не дошел до нашего города?

– Мы участвуем во всех. Люди работают, хотя в бюджете такой строки нет! Успешная реализация всех двенадцати проектов — это критерий, для оценки работы губернатора, а он делегирует часть обязанностей муниципальным образованиям.

– У нас на каждом углу висит: лучший город Земли… Это же наивысшая оценка, за ней нет вершины, которую надо покорять. Не слишком ли мы используем эту успокаивающую фразу?

– Согласен. Самое главное тут не утешать себя самовнушением. Но почему фраза про лучший город прижилась? Потому что горожане так считают. Опросы это подтверждают. Но мы не должны на каждом углу об этом кричать. Нужно работать и жить таким образом, чтобы такие мысли сами всплывали в голове.

– Вы все еще не согласны с фразой, что 2019 год – лучшее время для жизни? Смотрите, сколько интересного случилось за этот год…

– А сколько еще должно случиться!

Фото Александра Тарасова

"Тюменский курьер" 27 декабря 2019 года